Литература

Микалоюс Константинас Чюрленис создавал не только живопись и музыку. Почти все десятилетие своей творческой деятельности он не выпускал из рук пера, пробуя силы в литературе, не раз, о чем свидетельствуют его письма, намереваясь серьезно и последовательно поработать в этой сфере.

О своей «литературе» упоминает уже тридцатилетний художник и композитор. Произведения эти не были юношескими, продиктованными какой-либо амбицией. Скорее это был голос настоящих, императивных творческих сил. Вся публицистика Чюрлениса, а в частности его письма, характеризуются ярким словом, объемностью изображений, в которых виден такой потенциал чувств, воображения, стиля, который мог и должен был искать должное выражение в искусстве слова. […]

Чюрленис писал на польском языке и свое литературное творчество не печатал. Сначала, вероятно, считал его недостаточно зрелым (аналогично он смотрел на предложения в 1907 г. организовать персональную выставку в Варшаве), позднее возможно не хотел ангажироваться как польский литератор, а литовским языком владел еще не настолько хорошо, чтобы перо успевало за мыслью и фантазией. Так или иначе, известна лишь одна его попытка что-либо опубликовать – осенью 1905 г. это попытка называлась «Записки выздоравливающего». […]

И. Шлапялис, диспонировавший особенно ценным материалом рукописей Чюрлениса, пишет в своей неизданной монографии:

Немало он трудился и оставил плодов своего творчества в литературе. […] Сохранились образцы беллетристики в форме писем, обширные дневники, есть и так разные записи. Все его работы, все его сочинения написаны в том же духе, как и его живопись – глубоко лиричны, символистичны, музыкальны.

Из этих дневников и записей, к сожалению, сохранились лишь переводы нескольких отрывков, которые И. Шлапялис включил в текст своей монографии, а кое-что опубликовал и в периодических изданиях. Все им предоставленные или процитированные беллетристические произведения Чюрлениса не датированы. Лишь одна аллегорическая запись, или же дневниковое рассуждение о призвании творца, сопровождается аллюзией И. Шлапялиса на 1900 г. «Надвигается туча большая, серая, а за ней черная тянется…». И. Шлапялис комментирует, будто написаны эти строки «десять лет» до того, как «эта черная туча набежала». […]

Вниманию читателей следует предоставить [литературное наследие Чюрлениса] в должной языковой форме, однако имеющийся старый перевод И. Шлапялиса – слишком плох. И здесь вновь сталкиваемся со своеобразной проблемой литературного наследия Чюрлениса. […]

Оригиналы пропали, вероятно необратимо погибли. Перевод нелитературный и бесстильный, разве что дословный, однако уничижающий художественную выразительность. Его нужно исправлять, редактировать, отказаться от синтаксических ошибок (Чюрленис ведь не виновен из-за них), словом, перевести по-новому. Однако с чего переводить? Имеющийся текст перевода – единственный источник, как-будто бы неприкосновенный документ […]

Витаутас Ландсбергис

На этом сайте собраны литературные тексты Чюрлениса:

На литовском языке – редактированные В. Ландсбергисом, изданы в книге – В. Ландсбергис, «М.К. Чюрленис. Творчество слова», Вильнюс 1997. (V. Landsbergis, “M.K.Čiurlionis. Žodžio kūryba”, Vilnius 1997).

На русском языке – из албома «Микалоюс Константинас Чюрленис. Картины, ескизы, мысли», издатель Валерий Корешков, авторский перевод с литовского В. Коноваловa. Поэтический «Псалoм» на русский язык перевел Михаил Рашковский.

На испанском языке – переведены С. Гоштаутасом и Л. Климом.

На английском языке – из книги В. Ландсбергиса «Čiurlionis. Time and Content».

На польском языке – переведены Радослав Окулич-Козарин.

На польском языке – переведены Дарио Мартинелли

Sistema ir dizainas: Jonas Lekevičius